Как превратить бизнес в любимое дело

05 февраля 2020 | 18:06

Эленика Корелова: “Я не с самим местом прощаюсь, а с теми гостями, которые ходили в “Сельдерей”.

Причина не та о которой многие думают или пишут. Нас не сломал кризис, не подсидели конкуренты, гости от нас не ушли. Дело в другом”.

“Южные дела” поговорили с основательницей сендвич-бара “Сельдерей”и совладелицей бара “Заноза” Эленикой Кореловой о том, что произошло с “Сельдереем” и о многом другом — более важном. На своем опыте Эленика делится секретами, как превратить бизнес в любимое дело.

Иметь желание

Когда я открыла первое заведение,  была там единственным сотрудником и работала с пяти утра и до последнего гостя. Работала и за продавца, и за снабженца, и за уборщицу. Оглядываясь назад, с трудом представляю, как физически могла все это выдержать. Секрет прост: когда есть желание, даже физического ресурса становится больше.

Делать и не задумываться

Я хваталась за все, что предлагали. Брала заказы на корпоративы, не понимая как буду отдавать, учитывая, что работаю одна. Наверное, счастье мое, что делала и не задумывалась. Как только начинаешь анализировать и думать, что это утопия — сразу начинаешь тормозить.

Думать не как экономить, а как зарабатывать

Моя подруга попросила выручить ее и взять ко мне на работу. А мне так стыдно было сознаться, что нечем ей платить зарплату. Но потом подумала: неужели подруге не помогу. Значит надо думать не как экономить, а как зарабатывать.

Верить в людей

Когда подруга вышла первый день на работу, мне пришлось ее оставить ненадолго — нужно было отвезти заказ. Ей сказала, что людей в это время мало и я быстро управлюсь. А когда я вернулась, оказалось, что у нее полный зал гостей, но она не растерялась и обслуживала гостей. В итоге, боевой запал подруги воодушевил и меня. Мы стали работать на пару. Если надо — вставали в три часа ночи и пекли багели. Раньше я была уверена, что наемный персонал не может разделять мечты собственника, как свои. А благодаря ей поняла — может.

Меньше слушать бизнес-тренеров, а учиться на своих ошибках

Открыв первое кафе, я училась всему на своих ошибках. Конечно, понимаю, что проще было пойти поучиться или поработать на кого-то. Нет же,  я как слепой котенок тыкалась и до всего доходила сама. Оказалось, что я любитель трудностей. И когда есть две дороги: простая и сложная — выберу последнюю. А потом, преодолев тернистый путь, буду чувствовать себя героем. Но главное — полученный опыт и понимание производственного процесса: от начала до самого конца.

Верить в себя

Я хотела сделать обычный сэндвич за которым будут идти и идти, и еще друзьям советовать будут. При этом на сто процентов уверена, что гость, который познакомится с нашим продуктом, вернется однозначно. Даже сомнений никогда не было, понравится или нет, я знаю точно, что гость вернется.

Вдохновляться путешествиями

Как-то пришла ко мне подруга Аня и говорит: поехали в Амстердам — это столица здорового питания, а ты как человек, который это пропагандируешь, должна там побывать. Когда оказались в этом городе, то проходили по тридцать километров в день. Заходили в каждое кафе и пробовали еду. У меня был такой гастрономический шок! Еще у них везде открытые кухни, виден весь процесс. Максимально доброжелательный персонал, готовы делиться рецептами. И самое главное — все относительно просто и легко воплотить. Именно там я первый раз увидела формат салат-бара. Приправив идею вдохновением от греческой кухни, которая славится тем, что состоит из хороших и свежих продуктов, появилась концепция салат-бара в “Сельдерее”.

Все с той же Аней были в Лондоне. Там каждое раннее воскресное утро возле кафе ростер Ozone выстраивается огромная очередь, чтобы попасть туда. Когда мы зашли, то увидели, что по-сути — это ростерия. С одной стороны варят свежее кофе, с другой — открытая кухня, где готовят завтрак гостям. В тот момент меня реально осенило, что у нас ничего подобного нет. Я не знаю ни одного заведения, где готовят и классный кофе и вкусную и качественную еду. Так появился бар «Заноза».

Прислушиваться к интуиции

Я не единоличная собственница кафе “Заноза”, нас три собственника: я моя подруга Аня и друг Стас.

Мы долго не могли придумать название. Даже устраивали конкурс в инстаграме, все безрезультатно. Еще я усугубила задачу тем, что все проверяла на фоносемантический анализ. Но название пришло мне во сне. Снится, что мы обсуждаем некую абстрактную идею со своими партнерами, а они голосуют. Один высказывается — ЗА, другой — вроде не плохо, НО, и я голосую — ЗА. Если сложить все за и против — получалось ЗАНОЗА. Ночью мне показалось название гениальным, а утром поняла что оно странное. Но когда проверила его на фоносемантический анализ, оказалось оно очень звучное.

Делать только то, что любишь

Я до сих пор расцеловываю хлеб, если он удался. Для меня это истинное чудо, что из муки и воды получается такой душевный продукт. Я не считаю себя лучшим шеф-поваром, пекарем и кондитером, я достаточно посредственный человек. Но я люблю готовить и своих гостей. Я непременно должна каждый день присутствовать в заведении — там должна быть моя душа. А из-за того, что люблю свою работу — все получается.

Обратить взор внутрь себя

Если что-то делать против своей воли и естества — это выйдет боком однозначно. Представляете сколько уходит сил и энергии каждый день на то, чтобы заставлять себя ходить на нелюбимую работу. Зачем? Когда можно эти силы направить в то русло, которое даст максимальные плоды. Для меня самый главный показатель — это утреннее пробуждение. Если встаете легко и с радостью идете на работу, то это однозначно ваше место.

Нести добро

Я всегда точно знала, что хочу работать в сфере, которая приносит людям благо. И после окончания вуза пошла на практику в управление по вопросам семьи и детства. Мне казалось, что все кто там работают — хладнокровные и бесчувственные, а я приду и сломаю систему. Выстрою все так, чтобы помочь максимальному количеству людей. Меня хватило на две недели.

Когда я читала заявления граждан, то слезами захлебывалась от того какие жизненные ситуации бывают. А я ведь этого даже не знала. Как-то раз мы пошли лишать родительских прав горе-мамашу. Сворачиваем с Красной буквально на соседнюю улицу и там во дворе стоит ветхое строение. Дверь открывает молодая мамочка. Заходим. На полу нет ничего, даже линолеума и по бетонному холодному полу ползает ее голопопый ребенок.  Открываешь холодильник, а там нет ничего. И при этом мама выглядит современно, с маникюром. А что с нее взять. Это девочка-подросток, явно ей никто не объяснял, как надо жить и воспитывать ребенка. От увиденного у меня волосы дыбом встали. Оставаться и видеть все это у меня просто не было сил. Я осознала, что толком ничем помочь не смогу в этой профессии. А вкусно кормить людей смогу.

Быть настырным

Я очень настырная. Взять, например, круассаны. Мне говорили, что все в России их делают на маргарине. А я искала рецепт идеального круассана, но именно на сливочном масле, а не на маргарине. В течение года вручную их катала и выбрасывала. Но с каждым разом они становились все лучше. И сейчас, без ложной скромности могу сказать, что у нас самые лучшие круассаны в городе. Именно потому что в какой-то момент не сдалась и не бросила.

Любить своих коллег и учиться у них

Что касается коллег, то совершенно точно могу сказать, что мне нравятся заведения Рачика (Рач Шамян) — это кафе Краснодар, «Архитектор» бар, Родина — это с точки зрения сервиса, они в этом отношении просто молодцы. Если говорить о кухне — это, конечно, Матюха, он тот человек, который показывает класс. А лучшая кофейня — Sweet Beans — у них такие сине-беленькие стаканчики. У них очень качественный продукт, но они себя не пиарят. Хотя многие делают наоборот — много внимания уделяют упаковке, а мало содержанию.

Раньше я считала, что продукт — все, упаковка — ничто. А потом, когда в пол квартале от нас открыли заведение, абсолютно слямзив наш формат, но упаковав это в красивую обертку — гость туда пошел. Тогда я поняла, что нам этого не хватает, потому что приходят не только за едой, но и за красивыми фотками для инстаграм. Но за нарядным фасадом должно быть что-то дельное. Красивая история продаваемая, но не надолго. Поэтому их кафе вскоре закрылось. Люди пофотографировались и ушли, а кушать хочется всегда. Простая жизненная истина. Но я поняла, что маркетинг и продукт должны работать вместе. В Занозе, мы максимально учли все.

Делиться опытом

Недавно мне поступило предложение обучать персонал кофейни Краснодар, что в парке Галицкого, печь круассаны. С одной стороны приятно быть монополистом на самую вкусную продукцию, в данном случае — круассаны, с другой стороны — я хочу чтобы рынок развивался и вкус у людей тоже. Поэтому когда  предложили поделиться опытом, я отозвалась с готовностью. Тем более в парке Краснодар много приезжих из разных уголков края и страны и мне хочется, чтобы они могли в нашем городе попробовать качественный и вкусный круассан. С другой стороны, когда я попала на кухню в кафе Краснодар, обалдела какое там оборудование. И они высказали готовность поделиться со мной своим опытом.

Создать хорошую атмосферу в коллективе

В управлении у меня нет классической иерархии. Все у нас пахари-универсалы. Меню придумываю я, ребята его дотачивают с точки зрения быстрой отдачи. Когда фантазирую над новым рецептом, второй раз могу не повторить. Наверное, в глазах ребят выгляжу, как смешной гений, но мне хочется думать, что несу определенную ценность для своих сотрудников. Понимаю прекрасно, что в любое время каждый может уйти в другое заведение. Я готова к развитию любых сценариев. Но хочу, чтобы моим сотрудникам было комфортно на работе. Это моя основная задача. Они держатся не из-за зарплат, а за атмосферу в коллективе. Мы часто смеемся и веселимся, иногда мой партнер Стас даже журит нас за это.

Не отказываться от себя

Мы сейчас находимся в состоянии развода с супругом. Собственно поэтому продали Сельдерей, чтобы разделить имущество. Он хороший человек, но у него ортодоксальный взгляд на семью. Для него женщина должна быть в первую очередь мать и жена. А свои амбиции должна реализовать так, чтобы не ущемлять родственников. Оказалось, что я так не могу, может и рада, но не могу никуда деться от своей натуры и сущности. Я достаточно тщеславный человек, мне нравится давать интервью, делиться опытом, давать мастер-классы. Мне нравиться видеть, что гости во мне нуждаются. И когда на чаше весов встала самореализация и семья, я поняла, что не могу отказаться от себя. В то же время, не могу отвечать за судьбу другого человека — своего мужа, он тоже должен быть счастлив. А со мной он страдает, потому что я все равно делаю то, что идет вразрез с его идеалом семьи. Для меня снизошло озарение, что развод не всегда конец. Это начало новой, возможно хорошей жизни.

Прощать недругов

В конце декабря был подписан договор о продаже Сельдерея. Новый владелец — наш завсегдатай посетитель. Мы выбрали его среди многих покупателей, потому что он уверил, что хочет развиваться в формате франшизы. Он пообещал выкупить материальные активы, оставив бренд мне. При этом я согласилась консультировать по всем вопросам. И тогда «Сельдерей» продолжал бы жить. Я тогда подумала, какой святой человек и отдала ему технологическую карту, рецептуру и даже подготовила весь персонал к новому руководству. После заключения договора, когда стали обсуждать паушальный сбор (единоразовый взнос за пользование брендом) он сказал, что не понимает за что должен платить, когда у него и так все есть. Ладно, подумала я и все равно оставила ему нашу вывеску на месяц, чтобы он запуститься и повесил новый бренд. Но он поступил снова не красиво, оставив наше название, добавив ресто-бар. Но и этого оказалось мало. Он продолжил закупаться у наших поставщиков от моего лица. Об этом я узнала, когда мне позвонили и сказали, что не уплачены платежки. Меня при этом он заблокировал. А когда мы стали снимать нашу вывеску, он написал заявление в полицию о краже и причинении ущерба на 250 тысяч рублей. Более того, выложил пост, что бывшая владелица не та за кого себя выдает. На самом деле, я вандал, что сняла вывеску. В тот момент от дикой несправедливости меня прямо трясло. Я ехала в полицию показывать документы на право собственности, а телефон садился. Меня просто изнутри распирало, но я даже не могла объясниться перед людьми, оправдать себя. Только спустя два часа я зашла в инстаграм и меня отпускает. Оказалось, что совершенно незнакомые люди вступились за меня. Я поняла, что тебя понимают без слов, по тебе судят по поступкам.

Главное — это люди

Сегодня у нас была долгая беседа, и я хочу подытожить, что хотела сказать. Все чтобы мы не делали, сколько бы не имели, единственный капитал, который всегда с нами останется — это человеческие отношения. Жизнь показала, что те человеческие отношения, которые я смогла выстроить с нашими гостями тире с друзьями — это бесценно. И никто у меня это не отберет, если я сама не допущу каких-то недопустимых ошибок.

Фото с личной страницы Эленики Кореловой

Автор
Анна Митрофанова

Новости по теме

Живые декорации глазами фотохудожника Александра Хорошилова
Природные достопримечательности Кубани, Адыгеи, Крыма, Кабардино-Балкарии
Живые декорации глазами фотохудожника Александра Хорошилова
Вдохновляющие истории двух сильных блондинок
Жительницы Кубани рассказали «Южным делам», как учились жить заново Ирина Бухтиярова и Анна Клименко — две красивые, успешные блондинки. Сейчас женщинам по 34 года и они довольны жизнью, но у них непростые судьбы. Их жизнь разделена на до и после. 34-летняя Ирина Бухтиярова в декабре 2012 года попала в Краснодаре в ДТП и лишилась обеих ног. 34-летняя Анна Клименко оказалась прикована к инвалидному креслу после автокатастрофы в 2009 году в Славянском районе. Беда, которая произошла с ними, могла сломить кого угодно. Но они смогли не только выжить, но приспособиться к новым обстоятельствам. Редакция «Южные дела» убедилась в этом лично. Ирина Бухтиярова Роковой день Ирина работала в Центробанке, занимала хорошую должность. Стройная, эффектная блондинка, занималась волейболом, любила наряжаться и путешествовать. Жизнь казалась ей настоящим подарком. В тот день 1 декабря 2012 года Ирина возвращалась с коллегами со встречи — ее подвезли почти к дому по улице 40-лет Победы. Когда девушка доставала вещи из багажника в нее врезалась «семерка». Водитель уснул за рулем, потому что несколько дней отдыхал в ночных клубах. — Я пришла в себя уже на асфальте и не понимала, что случилась. Подумала, что наверное вышла на дорогу и там меня сбила машина. Боли я не чувствовала, — вспоминает Ирина.— Помню разговор с врачами в скорой, а потом темнота.Когда девушка очнулась уже в реанимации и увидела, что осталось от ее ног, то пришла в ужас. Русалочка Жизнь без ног для девушки, которая всегда привыкла красоваться на каблуках и в мини, казалась невозможной. Родители Ирины переживали, казалось, еще сильнее, чем она сама. Они были запуганы стереотипами, боялись, что Ирина не сможет жить в новом теле. — К родителям приходил психолог и объяснял, что не надо решать за меня, насколько мне плохо. Не надо ждать от меня истерик. Люди, пережившие такой стресс могут стать еще более решительными и сильными, — вспоминает Ирина. Уже через три месяца после аварии девушка начала работать из дома. Спустя еще месяц вернулась в офис. — За мной приезжала подруга, грузила коляску и везла меня на работу. А потом кто-то из мужчин поднимал меня в офис на руках. Еще кто-то заносили коляску. Никто из коллег не делал акцент на том, что со мной произошло. Только хвалили и подбадривали за мой настрой. — вспоминает Ирина. Желание вернуться к полноценной жизни было сильнее всех страхов. — В моей голове возник образ русалочки, что каждый ее шаг будет приносить боль. Но я была готова к этому, я знала, что встану на протезы и буду ходить на них, и не останусь в коляске, — рассказывает Ирина. А еще Ирина училась не замечать любопытные взгляды людей, начала ходить в кино и кафе. И ждала, когда же встанет на протезы, избавившись от ненавистной ей коляски. Электронные ноги Это сейчас Ирина ловко снимает и надевает протезы за несколько секунд. А тогда, в 2013 году это занимало по полчаса. В Краснодаре ей мотали нервы, говорили, что на электронные протезы она не встанет — они тяжелые, а она слишком худенькая. Деньги на новые электронные ноги из чиновников буквально выбивали. И чудо произошло — удалось собирать пять миллионов рублей. Затем Ирина провела три месяца в Москве. Там ее учили заново ходить, уже на протезах. Дажи врачи были в шоке от того, как скоро Ирина осваивала искусственные ноги. А еще через год после аварии Ира купила себе машину и села за руль. Так она почти полностью влилась в обычную жизнь обычных людей, которые ходят на своих двух. И конечно, продолжила путешествовать. Например, в 2016 году она вместе с сестрой ездила в автобусный тур по Италии. — Вот тоже додуматься, поехать в автобусный тур на протезах. Там естественно везде пересеченная местность. А еще мне пришлось залезать в поезд с огромной ступенькой, наперевес с багажом. Но ничего, было сложно — но очень интересно, говорит Ирина. Самопринятие, муж и сын Четыре года после той аварии у Ирины не было личной жизни. Она не позволяла себе даже знакомиться с парнями. Нужно было время принять себя такой, какой стала. А летом 2016 года Ирина вместе с подругой зарегистрировалась на сайте знакомств. Один из парней пригласил девушек выпить кофе и они согласились. — Мы с подружкой приехали к нему на машинах, только я из своей так и не вышла, потому что стеснялась. А подружка вышла. Но ему больше понравилась я, и он взял у меня номер телефона. Мы стали общаться. О том, что я на протезах, сказала только через неделю переписки. Его это не оттолкнуло, мы оборот стали часто видеться. Новый знакомый оказался на 11 лет младше Ирины, ему не было и 20. Но несмотря на разницу в возрасте отношения развивались стремительно. Были, конечно, и трудности. — Я преодолевала себя. Например, в интимных моментах с мужем. Поначалу было психологически сложно снять перед ним протезы. Да я от Максима первое время даже коляску прятала. — вспоминает девушка. Уже через два месяца Ира забеременела от Максима и они расписались. Сейчас они счастливая крепкая семья, и воспитывают сына — маленького Матвея. Максим очень помогает с малышом. А еще молодой муж ревнует Ирину, но она отмахивается — он еще молодой, пройдет. Про беременность и материнство По словам Ирины, во время беременности самой большой проблемой были отеки. Из-за них протезы становились «малы».— Из-за сильных отеков мне пришлось несколько раз менять гильзы в протезах, в которые ноги вставляются. Их пришлось делать более широкими, — рассказала Ирина.В роддоме на Ирину реагировали равнодушно — у мамочек своих дел хватает. Первый месяц после родов активно помогала мама Ирины. Затем она вышла на работу и пришлось справляться самой. Единственным табу оказалось стоя в вертикальном положении брать сына на руки. Ирина не рискует — держать равновесие на протезах с ребенком на руках опасно.К маминым ногам как у робота Матвей относится спокойно. Для него это естественно, ведь на других ногах он ее и не видел. — Сыну я уже объяснила, что мама с такими ножками, потому что попала в аварию. Он все понимает. Однажды я ему говорю: мама с тобой гулять сейчас не пойдет, потому что протезы не зарядила. А он мне говорит, ну мама, ну надень другие ножки, — улыбается Ирина. А к долгим сборам на прогулку маленький Матвей относится с пониманием. — Я его одела, поставила, пока надеваю протезы он меня ждет — никуда не убегает, слушается, — делится Ирина.Живут Ирина, Максим и Матвей с родителями Ирины. По соседству живет со своей семьей ее младшая сестра Настя. Семья дружная, во всем помогают друг другу. Родители Максима приняли Ирину как родную. Про шоппинг и каблуки В первом интервью после аварии Ирина заявила, что снова будет ходить на каблуках. Любой ценой. Сейчас она лишь улыбается, вспоминая свои слова. Говорит, что безопасность важнее, чем желание покрасоваться. Одежду и обувь покупает в магазине, а потом везет домой. Там в спокойной обстановке примеряет, а то, что не подошло возвращает обратно в магазин. Несмотря на то, что Ирина ловко справляется с протезами, снимать их и надевать по несколько раз в примерочной неудобно. Хобби, социальная миссия и мечты Пока Ирина находится в декрете, она постоянно ищет себя в чем то новом. Сначала пробовала себя в копирайте, затем увлеклась ведической астрологией. Она прошла обучение в онлайн-академии, и теперь пробует себя на практике под руководством куратора.— Я пришла к астрологии, потому что узнала, что не бывает плохих или хороших гороскопов. Все это наш код уникальности. А потенциал есть в любом человеке. — говорит Ирина. А еще она ведет блог, где поддерживает других инвалидов. — Я вижу свою пользу в том, чтобы показать людям, что инвалидность — это не безысходность. Я поддерживаю их, даю советы. Жалею, что стала вести блог совсем недавно. Оказалось, что мой опыт и знания могут быть очень полезны для других. — говорит девушка.Также Ирину приглашают в Москву в качестве модели на выставки по протезированию. Все поездки оплачиваются.— Как человек с парной ампутацией — у меня нет обоих колен, я очень хорошо хожу. Многие люди люди этого не могут. Часто сдаются на первом этапе. Это когда ты встаешь на протезы, и понимаешь — что это не ноги, абсолютно не ноги. И каким бы не был не был дорогим протез, научиться на нем сложно, и требует больших усилий. — говорит Ирина. В поездках Ирину почти всегда сопровождает муж Максим. В ближайшее время он планирует пройти дополнительное обучение, связанное с протезированием. Все это, конечно, ради жены. А сама Ирина мечтает попасть в специальный лагерь в Америке. Там учат людей с ампутацией двух ног, ходить на протезах максимально уверенно. Весь секрет в уникальных гильзах для ног, встроенных в протезы.— Они ходят по неровным поверхностям, бегают и даже по горам карабкаются. У них есть своя методика, и они делают гильзы так, чтобы был хороший контакт с телом. Каждая гильза стоит 11 тысяч долларов, — рассказывает Ирина. Девушка уверена, что протезы или инвалидная коляска не могут быть препятствием для полноценной жизни. А единственные границы для человека могут быть только в его голове. Анна Клименко Страшное ДТП в конце лета Жизнь 23-летней Анны из провинциального Славянска-на-Кубани навсегда изменилась 24 августа 2009 года. Тогда отмечался третий день свадьбы ее подруги Ирины Ковальчук. Компания молодежи отдыхала на реке. Среди гостей был серебряный призер Олимпиады в Пекине по прыжкам с шестом Евгений Лукьяненко. Всемирно известный спортсмен и гордость Кубани — бывший жених Анны Клименко. По словам Анны, именно он вызвался везти компанию домой. — В машину к Жене набились пять человек — жених с невестой, еще один парень и я. За рулем сидел Лукьяненко, он был пьян, — вспоминает Анна Клименко. — Женя ехал по трассе слишком быстро. На первом крутом повороте автомобиль повело, и он врезался в дерево. Адская боль и предательство Анна с ужасом вспоминает первые секунды после аварии. Особенно девушке врезалось в память, как выглядела ее подруга-невеста: лицо Ирины было изуродовано, а светлые волосы были залиты черной кровью. — Женя первый выскочил из машины, и сразу стал звонить своему отцу. Моим родителям он ничего не сообщил, и «скорую» тоже не вызвал, — рассказывает Анна. Как Аню достали из искореженной машины, она помнит отчетливо. И как повел себя Лукьяненко, которого она считала близким человеком, Анна никогда не забудет. — Женя бегал по полю и что-то кричал в телефонную трубку. Я лежала на земле, кричала от адской боли и звала его. Но Женя подошел ко мне все лишь раз, и то на несколько секунд — он был слишком занят, решал вопросы. Со мной были посторонние люди, которые сбежались на шум из соседнего села, — с горечью вспоминает девушка. Борьба за жизнь и правду Беременная невеста Ира умерла в больнице, через несколько часов. У Анны практически не было открытых переломов — она вся сломалась изнутри. Был поврежден позвоночник, сдавлен спинной мозг, сломано 11 ребер, обе руки, лопатка, ключица, плечо, ушиблены легкое и голова. Три дня она провела в коме. Затем Ане сделали 11 операций. — Это напоминало ад. Я только успевала отходить от одного наркоза, меня тут же снова везли в операционную, — вспоминает девушка. Тем временем Евгений Лукьяненко готовился к Олимпийским играм в Лондоне, а мог получить тюремный срок. По словам Ани, в больницу к ней он приезжал всего пару раз, и все время повторял: «Прошу, не говори, что я был за рулем». — Мне стало жалко Женю, и я согласилась. Я не знаю, почему так поступила, — говорит Анна. Расследование ДТП затянулось. В течение двух лет следствие не могло собрать доказательства вины спортсмена. Сам Лукьяненко своей вины не признавал. Вскоре вину за трагедию взял на себя друг Лукьяненко — Алексей Ляшенко. — Это тот самый парень, который сидел на заднем сиденье разбившегося автомобиля, это Женин друг. Я уверена, что влиятельный папа Лукьяненко его просто подкупил, — говорит девушка. После той трагедии вся Россия узнала историю Ани. О ней писала пресса, девушка принимала участие в программах на федеральных телеканалах: «Пусть говорят», «Человек и закон», «Экстрасенсы ведут расследование». Аня очень хотела добиться правды и указать на настоящего виновника аварии. Но спортсмену все-таки удалось избежать наказания. Реабилитация Аня мечтала ходить заново. Во время одной из операций в позвоночник девушки поставили четырехвинтовую систему. Ей приходилось преодолевать боль, судороги, депрессию, чтобы по миллиметру продвигаться вперед. Но с такой травмой восстановление не приходит быстро. Это ежедневная работа, шаг за шагом. — Есть вещи, самые элементарные, например пересесть с коляски на кровать. Здоровому человеку это кажется пустяком, а я вот училась этому почти год. Учишь свое тело заново. Это надо делать всегда. Ведь один день пропустил — считай сделал два шага назад, — говорит Анна. Про стеснение и настрой на лучшее Люди, ставшие инвалидами реагируют на свою новую жизнь по-разному. — Кто-то хочет покончить с собой, а кто то цепляется за жизнь и приспосабливается. У меня никогда не было мыслей о самоубийстве, я всегда верила, что у меня будет семья, ребенок, — говорит девушка. Но, конечно, очень сложно принять себя в новом, покалеченном теле. — Сначала я стеснялась, ведь меня в Славянске-на-Кубани многие знают. Сначала я такая ходила на каблуках, а потом раз и в коляске сижу. Есть до сих пор неуютное ощущение — в своем родном городе не хочу выходить на люди, — рассказывает Анна. Крайне важна поддержка близких. Анне очень повезло — родители, друзья и близкие всегда были рядом. Город колясочников После долгого восстановительного периода чувствительность ног так и не вернулась. Анна оказалась навсегда прикована к инвалидному креслу. Спустя пять лет после аварии вместе с семьей девушка переехала в город Саки. Попадая в этот город, говорит Анна, человек забывает, что он инвалид. Крымский Саки называют столицей инвалидов. Людей на колясках здесь так много, что местные жители давно считаю это привычным. Почти четверть населения города— колясочники. И у них кипит жизнь. Одни приезжают сюда на реабилитацию, а другие — просто отдохнуть и погулять. А летом на улицах на колясках людей столько же, сколько ходячих. — Тут все приспособлено для колясочников. Например много кафешек, в которые заехать легко. Я такого раньше нигде не видела,чтобы колясочники толпами в кафе ходили. — смеется Анна. Несмотря на плохие дороги, среда здесь адаптирована . Человек на коляске без труда может попасть и в магазин, и на рынок, и в больницу, и в ресторан и в парикмахерскую. Везде пандусы. Город развивается — не так давно открылся сервис-центр для колясок. Пляжи оборудованы деревянными настилами. А еще в Саках микроавтобусы с подъемником. — Возле санаториев целый парк маршрутов, оснащенных подъемниками. Да, это конечно коммерческий транспорт. Зато инвалиды на колясках могут без труда подниматься. Такого я больше ни в одном городе России не видела. Целый день они делают рейсы к морю. Эти машины быстро заполняются колясочниками, ведь людей всегда много. Наверное люди, которые попадают в Саки впервые, просто в шоке. Потому что в нашей стране среда для инвалидов не адаптирована. Не все так страшно Существует два уровня травм — шейная и спинальная. У «шейника» отказывают практически все органы ниже уровня поражения. У «спинальника» — парализованы только ноги. — У «шейников» не работают пальцы. Они не могут делать самые обычные вещи: подстричь ногти, пользоваться вилкой. Кода я приехала в Саки, то поняла, что у меня еще не все потеряно. Я ведь спинальница — у меня слонам грудной отдел позвоночника, и отказали только ноги.— говорит Анна. Про любовь, мужа и дочь Стефанию С мужем Анна познакомилась в Саках. Иван тоже инвалид-колясочник. — Мой муж чистокровный грек, жил в Крыму 16 лет, потом с семьей уехал в Афины. Там он попал в аварию. Потом он вернулся в Крым, чтобы здесь проходить реабилитацию. Потому что Саки не имеет аналогов — здесь лучшие специалисты для колясочников, сюда едут со всего мира. Между молодыми людьми вспыхнула любовь, а потом в 2017 году у них родилась дочь Стефания. Общая подруга, которая познакомила Анну и Ивана — теперь крестная мама малышки. — Если б мне такое раньше сказали, что я буду на коляске, что муж мой будет на коляске — я бы не поверила и сказала, что такого быть не может, — смеется Аня. Дочка Стефания Когда дочь была еще младенцем конечно было непросто. — Ухаживать за ребенком тяжело, его ведь нужно купать, пеленать. В первое время мне очень помогала мама, а потом я и сама приноровилась. Когда дочь начала уже сидеть — стало еще проще. Я на коляске, а она на руках у меня. — говорит Анна. Сейчас двухлетняя Стефания уже может помогать родителям. Малышка всегда спешит на помощь маме, если та ее о чем то попросит. — Однажды у меня на электрической коляске пробило колесо. Я Стефании сказала, что поеду на обычной коляске, а она мне будет помогать. Я конечно крутила колеса сама, но она шла сзади, и как-будто толкала коляску. На улице люди на нас оборачивались, было очень смешно. Так она меня два квартала и катила.— смеется Аня. — Для нее это нормально, ей всего два года и она с самого рождения видела меня на коляске. Про работу Когда Анна, попала в Крым, то познакомилась с множеством новых людей. Яркие, талантливые, такие разные — но всех их объединяет инвалидность. Оказавшись в коляске, они, как и здоровые люди, должны зарабатывать деньги, чтобы жить. Как правило инвалиды стараются найти работу за компьютером. Так сделал и муж Анны. Сейчас 37-летний Иван работает на сайте по удаленке. А еще он сдает в аренду электрические коляски. — Это рентабельно. Так как люди в Саки приезжают на обычных колясках, а им хочется коляску на пульте, чтобы везде по городу можно было ездить. Коляски муж покупает в Европе, на аукционах. Это дешевле намного. — рассказывает девушка. Вообще ценник на электрические коляски немалый — в среднем она обойдется в 250 тысяч рублей. Хотя и обычная «коляска» тоже может быть дорогой. — Есть модели облегченные, с карбоновой рамой и легким ходом. Такие стоят около 400 тысяч. А вообще цены на коляски измеряются сотнями тысяч, — говорит Анна. А вот Анна очень любит делать свадебные прически и макияж. Помещение для работы ей предоставил друг. У него есть ортопедический магазин, и там была лишняя комната — он поделился с Аней помещением. — Сначала после аварии я жила в Славянске-на-Кубани в квартире на втором этаже, а лифта там нет. Представляете, целый день взаперти? От скуки я стала учиться делать прически. Сначала делала их подружкам, а потом это как сарафанное радио разнеслось, и уже стали незнакомые люди приходить. Меня очень вдохновляет делать других женщин красивыми. А вообще я по образованию юрист, но это совсем не мое — я творческий человек, — рассказала девушка. Правда сейчас времени на любимое хобби почти нет — Анна занимается маленькой Стефанией. Ведь за малышкой глаз да глаз. Как королева Инвалидная коляска не сломала статность Анны и не лишила ее женственности. Девушка большая модница, любит украшения, у нее целая коллекция духов. Красивую и женственную девушку приглашают на показы именитых российских дизайнеров. Вместе с другими моделями с физическими ограничениями Анна выступала на подиумах Москвы и Петербурга. — Я была на самом главном подиуме, рядом с Юдашкиным. Там было много девчонок на колясках, все на позитиве. На нас надевали такие красивые платья, мы были как королевы, — с восторгом вспоминает Аня. Блог, соцсети и кино об инвалидах Анна Клименко активно ведет свой блог на Ютубе. Она делится с другими своим опытом, дает советы, рассказывает о реабилитации. — Мой блог о реабилитации-мотивации. О том, что жизнь на коляске не заканчивается. За поддержкой люди обращаются каждый день. Часто пишут не сами инвалиды, а их родственники — просят поддержать. Я конечно всем советую приехать в Саки — здесь реабилитация сама жизнь. Еще девушка ведет страницу в Инстаграме. Там Аня не только делится своими фотографиями, но и транслирует городские новости. Например, ежегодно в Саках проводятся гонки для инвалидов. Называется они «картинг без границ». Для соревнований используются уникальные карты с ручным управлением, которые производят в Испании. Организатор — Дарья Кузнецова, подруга Анны и член рабочей группы комиссии по делам инвалидов при Президенте России. Эти гонки в Саках — настоящий праздник с приглашенными звездами эстрады. А колясочники съезжаются со всего Крыма. — Это масштабное мероприятие. Я стараюсь максимально осветить его заранее, чтобы люди узнали, могли оставить заявку и принять участие, — говорит Анна. Девушка очень надеется, что ее оптимистичный настрой станет мотивацией для других людей-инвалидов. Наши героини доказали всему миру, что даже будучи инвалидами можно жить счастливо и успешно. Если кого-то из вас настигнет отчаяние, просто вспомните об этих прекрасных женщинах. Фотографии взяты из личного архива героинь.
Вдохновляющие истории двух сильных блондинок
Волонтеры ищут мастеров для восстановления исторического центра Краснодара
В 2020 году добровольцы планируют привести в порядок дом на ул. Коммунаров и ряд старинных дверей
Волонтеры ищут мастеров для восстановления исторического центра Краснодара