fbpx

Как малый бизнес выживает во время карантина: истории предпринимателей из Краснодара

15 мая 2020 | 12:24
kak_milyj_biznes_vyzhivaet_vo_vremya_karantina

Ограничения серьезно ударили по всем сферам экономической деятельности

С 28 марта в Краснодарском крае по решению губернатора для борьбы с коронавирусной инфекцией закрыты публичные заведения — ТРЦ, кинотеатры, ночные клубы, кафе, рестораны и другие места. С ухудшением эпидобстановки 31 марта в регионе объявили карантин. Все предприятия, не включенные в особый перечень, также приостановили или прекратили работу. Людям запретили без острой надобности покидать дома.

Из-за карантина многие потеряли работу. Снизилась покупательская способность. Малый бизнес в крае оказался фактически парализован. Вот уже около полутора месяцев предприниматели терпят убытки, подсчитывая, сколько смогут протянуть. Те, кто держится на плаву, рассказали «Южным делам» о выживании во время пандемии и адаптации к новым условиям.

Ниже — ответы краснодарских предпринимателей из сферы общепита. Они рассказали «Южным делам», сколько гостей было до коронавируса, как выживают сейчас, долго ли смогут продержаться, можно ли рассчитывать на меры поддержки государства.

Андрей Мержалилов, управляющий Black Star Burger

kak_black_star_burger_vyzhivaet_vo_vremya_karantina
На фото слева — Андрей Мержалилов

За две недели до введения карантина выручка упала. Если раньше в будние дни приходили около 300 человек, в выходные — 500, то из-за пандемии заказов стало ничтожно мало. 31 марта все наши закусочные закрылись — в «СБС Мегамолл», на «Красной Площади» и ул. Красной. Через время мы решили открыть основную точку в центре города на вынос и доставку, так как поняли, что ситуация продлится долго, а зарабатывать нужно.

Персонал отнесся с пониманием. Никто не ушел. Нам было важно сохранить коллектив, так как нанимать новых людей бессмысленно — работать нужно с теми ребятами, кто уже владеет информацией. Конечно, сейчас дел меньше, и сотрудники получают зарплату за отработанные часы. У каждого перед сменой измеряем температуру. Потому что если у кого-то обнаружат коронавирус, мы полностью закроемся. Риск ни к чему.

black_star_burger_v_krasnodare
фото: instagram.com/krd_blackstarburger

Происходит сильное обнищание населения. Сфера услуг сильно пострадает. Товаров первой необходимости это почти не коснется — люди начнут экономить на не базовых потребностях. К тому же сохранится привычка избегать людные места. Ближайшие полгода после карантина будут самыми тяжелыми. Выживет не так много компаний.

Сейчас банки начали выдавать беспроцентные кредиты. Но это не помощь, а оттягивание смерти, некие полумеры. Ты не платишь проценты. Но сам кредит-то берешь. И его придется отдавать. Не говорю, что нужно поддерживать только бизнес, важно финансово помочь простым людям. У государства же есть резервы. Когда, как не сейчас их задействовать? Люди начнут тратить, экономика заработает и не задохнется.

biznes_vo_vremya_karantina
фото: instagram.com/krd_blackstarburger

При оптимистичном прогнозе, нам понадобится полгода для выхода на прежние обороты. Все зависит от того, сколько продлится карантин. Если месяц, то это большой удар по экономике, но не смертельный. Если два или больше — это может убить ее. И мы выйдем здоровые, но на пепелище, где ничего не работает. И тогда будем умирать не от коронавируса, а от голода.

Сейчас мы работаем над сокращением постоянных расходов — трат, которые идут независимо от выручки — аренды, например. Будем выстраивать процесс с учетом ошибок, которые совершали на протяжении полутора лет. Иногда деньги разбрасывались небольшими суммами по 500 рублей туда-сюда, а в итоге их не хватало. Вкладываем средства в продвижение доставки. Привычка сидеть дома у людей останется, так что это важно. В любом случае мы ориентируемся на самый худший исход.

Кирилл Качалов, владелец евростоловой «Буfет»

фото: личный архив Кирилла Качалова

У нас две точки. Первая — в бизнес-центре на ул. Московской. В день ее посещали 450 человек. Вторая — на ул. Красной. Через нее проходило 550-600 человек. В совокупности мы обслуживали порядка тысячи клиентов. В условиях карантина к нам приходят те, кто остались в бизнес-центре — это около 30 человек, им готовим на вынос. Еще пять заказов приходится на агрегаторов служб доставки, с которыми мы с недавних пор сотрудничаем.

Нам пришлось переиграть меню и сделать его статичным, чтобы оно подходило под формат доставки. До карантина каждый день меняли его. Вообще уже два года как мы планировали добраться до этой услуги. Время пришло. Сейчас будем делать свою доставку — запустим приложение, сайт, найдем курьеров. Потому как известные агрегаторы выдвигают непосильные условия — забирают около 35% от заказа.

фото: личный архив Кирилла Качалова

Дела обстоят так, что мы не зарабатываем. Соответственно, платить зарплаты нечем. Когда только ввели карантин, я предложил сотрудникам отгулять отпуска, все согласились. Да и других вариантов особо не было. Хорошо, арендодатель поддержал нас и позволил не платить за помещение, пока полностью не откроемся.

Все свободное время сейчас уделяю спорту в домашних условиях и разбираюсь с делами — заключение договоров, закупки. Голова только и думает, как преодолеть карантин, получить выгоду из кризиса, не упустить моменты, которые помогут в дальнейшем выйти из ситуации. Вообще непонятно, что будет дальше. И это страшно.

фото: личный архив Кирилла Качалова

Что касается мер поддержки, они бесполезны. Единственное, если государство реализует выплаты на каждого сотрудника в размере МРОТ по 12 тысяч без подводных камней, будет здорово. Все остальное — ерунда. Налоговые каникулы — не списание налогов, мне придется заплатить их позже. Беспроцентные кредиты тоже придется как-то отдавать.

Если обитатели бизнес-центра, где мы базируемся, вернутся на работу, если они не останутся на удаленке и, в принципе, не поменяются настроения в массах, нам удастся очень быстро восстановиться. Сейчас ведь люди подсчитывают бюджет и исключают ненужные траты. Не знаю, во что это выльется. Чем быстрее запустимся, тем понятнее будет дальнейшая картина.

Кирилл Осипов, совладелец кофеен «Сгущенка»

kofejnya_sgushchenka
фото: личный архив Кирилла Осипова

До карантина в день получалось 350-400 чеков. Сейчас количество посетителей упало где-то на 80%. Работаем через окошко, организовали бесконтактную доставку — заказы бесплатно развозим на велосипедах и мопедах. Пойдя на это, мы подстроились под правила игры. Ведь изначальная наша цель — быть для людей местом, где приятно провести время.

Сотрудники отнеслись к положению с пониманием. Все в одной лодке. Никого не увольняли. Единственное, пришлось сократить количество часов. Если раньше на смену выходили два повара, два бариста и один менеджер, то сейчас хватает полповара и одного бариста. Люди по очереди работают.

biznes_vo_vremya_karantina
фото: instagram.com/sgushenkacoffee

Мы рассчитывали, что в конце апреля все закончится. Карантин убивает бизнес. Но кроме него есть еще и экономический кризис — доллар вырос, нефть упала в цене. Люди потеряли работу. Все это сказывается на нас. Обстановка сложная даже с учетом, что мы продаем продукт ежедневного потребления, который может позволить себе и бизнесмен, и студент.

На точке по ул. Горького нам убрали аренду, по ул. Мира — плату урезали вдвое. При этом мы брали большой кредит для ремонта второй точки. Заморозить его оказывается можно только платно. За 36 тысяч рублей в месяц. Для нас это было новостью. Информация о беспроцентных займах не правдива, пока не получили ни один из них. Коммунальные услуги также оплачиваем. Сейчас они, правда, обходятся немного дешевле.

pryamoj_efir_v_instagram
фото: instagram.com/sgushenkacoffee

Свободное от работы время стараемся тратить на самообучение. Сейчас участвуем в конкурсе одного производителя молока. Если выиграем, получим 50 тысяч рублей. Проводим время с семьями. Снимаем ролики для соцсетей «Сгущенки». Ведем прямые эфиры.

Денег впритык хватает на зарплаты сотрудникам, оплату коммунальных услуг и минимальные закупки. Конечно, мы будем биться до конца. Открывать новые проекты в ближайшее время точно не планируем. Сосредоточимся на том, чтобы клиенты вернулись к нам. Они — часть атмосферы наших кофеен.

Олег Сычов, владелец паназиатского бистро «Тори Рамен»

vladelec_bistro_tori_ramen
фото: instagram.com/toriramen.krd

До коронавируса к нам ежедневно заглядывали 120-150 человек. Бывало и больше. Сейчас из-за происходящего даже штанов не удержать. В лучшем случае — 30 доставок в день. К сожалению, многие заведения и этих цифр не имеют. Также мы готовим на вынос — люди приходят, заказывают, и мы через окошко отдаем еду. Работают две точки — неподалеку от «Центра города» и на ул. Байбакова фуд-трак. Какие-то копеечки падают.

Я никого не увольнял. Персонал занят частично. Повар стал еще и курьером, кассир — еще и поваром. Им я гарантировал минимальную зарплату — 15 тысяч в месяц. Плюс — трехразовое питание и развоз по домам, чтобы сотрудники нигде не подхватили инфекцию. В марте на зарплату кое-как собрал, пришлось свои инвестиции добавлять. В апреле я нормальных выплат гарантировать не могу, так как нет выручки. Бизнес вести невозможно.

kak_bistro_tori_ramen_vyzhivaet_vo_vremya_karantina
фото: instagram.com/toriramen.krd

Мы только пять месяцев как открылись и получили такой удар. Начинаешь задумываться, а есть ли смысл вообще работать. Коммунальные услуги начисляются, благо с арендодателем о каникулах договорились. Продукты подорожали, потому что доллар вырос. Соответственно, я стал еще меньше зарабатывать. И это при том, что у меня средний чек довольно низкий.

Я плачу налоги, страховые взносы и не понимаю, почему нет толковой помощи. Какие-то беспроцентные кредиты ввели, чтобы все не разом закрылись, а еще лето протянули. Я вырос в Европе и знаю, что такое европейская система поддержки. А тут рискуешь деньгами, потом теряешь их официально и закрываешься. Считаю это нечестным. Надеюсь, хоть выплаты в размере МРОТ на сотрудника назначат.

process_prigotovleniya
фото: instagram.com/toriramen.krd

Сейчас я вынужденно покинул Краснодар, чтобы заработать денег, вложить их в предприятие и раздать зарплаты сотрудникам. По обстановке могу сказать, что бизнес нужно открывать в другой стране. Здесь завтра будет еще хуже, чем сегодня. Недавно я вышел с ребенком на улицу. Так за нами погнался патруль, чтобы оштрафовать. Это бред собачий.

Олеся Михайлова, операционный директор «Угли-Угли» и «The Печь»

kak_ugli_ugli_vyzhivaet_vo_vremya_karantina
фото: facebook.com/ugliugli16

Мы отказались от традиционной доставки и самовывоза, так как наши блюда просто не предназначены для упаковки в тару, как роллы или пицца. К тому же кто захочет есть стейк холодным? Мы вышли из ситуации и запустили новые проекты. Например, можно выбрать продукты, шеф приготовит из них блюда и лично привезет клиенту с ресторанной подачей. Нас неизвестно когда откроют, а люди хотят попробовать что-нибудь новое.

Острая проблема — отключение коммунальных услуг за неуплату. Никто не говорит, что нужно прощать долги. Только не начисляйте пени. У нас долг по электроэнергии, и если меня отключат, я не смогу работать и не закрою задолженность. Уже писали письма с просьбой признать происходящее обстоятельствами непреодолимой силы — не я ведь закрылась, а меня закрыли. Все без толку. Что мне делать, как больная с транспарантом ходить?

фото: instagram.com/ugli_ugli

Мы уже подали заявку на получение беспроцентного займа. Если одобрят, приму решение. Но есть вопросы. Кто его будет гасить? Когда выйдем с карантина с кучей долгов поставщикам, по коммунальным услугам, с каких средств закрывать кредит? Еще страховые взносы нужно платить. Интересно, когда выдадут субсидии на сотрудника, с них тоже нужно будет налоги отдать?

Около девяти месяцев уйдет на восстановление. Это при том, что люди месяца через три после снятия карантина почувствуют себя в экономической безопасности, разберутся с накопленными кредитами, которые им не простили, а лишь отсрочили, и пойдут потихоньку к нам. Ресторан живет гостями. Это маленький бизнес, существующий от месяца к месяцу, от платежа к платежу. И если цепочка нарушается, становится очень плохо.

фото: instagram.com/ugli_ugli

По ощущениям, 20% общепита закроется сразу, а 30%, выйдя из карантина, не смогут продолжить работу и захлебнутся в расходах. Мы анализируем, как выйти из кризиса. Понимаем, что ресторан придется сократить — в расходах, потребностях, в меню. Расходы должны сократиться под выручку, а она будет маленькой.

Выживут не только самые сильные, но и те, у кого дружная команда, хорошие партнерские отношения, сложившиеся задолго до карантина. Если государство возьмет на себя закрытие коммунальных платежей. Тогда доходов хватит на зарплату и оборотные средства. А так прогнозы неутешительные — готовимся к худшему, надеемся на лучшее.

Автор
Антон Волощенко