fbpx

"Да когда им будет покой?": родственница убитого фашистами ребенка в Ейске рассказала об эксгумации тел детей

26 ноября 2020 | 21:06
da_kogda_im_budet_pokoj_rodstvennica_ubitogo_fashistami_rebenka_v_ejske_rasskazala_ob_ehksgumacii_tel_detej
На фото Аза и Георгий Аванесовы — родственники убитого нацистами ребенка в Ейске

Детей уже неоднократно поднимали из земли и перезахоранивали 

«Южные дела» связались с Азой Аванесовой из Краснодара, родственник которой был воспитанником Ейского детского дома. 14-летний Жора стал жертвой геноцида, как и остальные 213 детей, над которыми безжалостно расправились фашисты. 

Погибший Георгий Аванесов был родным братом отца Азы Аванесовой. В довоенные годы ее предки жили в станице Гиагинской. Почему младшего брата Жору отдали в детский дом родственникам сложно сказать спустя столько лет.

— Дедушка на эту тему не говорил, — вспоминает Аза, — происходило это в 1930-е годы. Папа тогда еще пацаном был, он в 1926 году родился, а Жорик в 1928 году. Когда Жоре было примерно лет 10, то отец его за что-то побил и мальчишка убежал на речку. Может вода была холодная или еще что, но у Жоры отказали ноги. 

Мальчик стал инвалидом, но сколько ему тогда было лет неизвестно. Обеспечить ребенку должный уход и лечение в то время было невозможным, родители работали в полях и управлялись с хозяйством. Да и вряд ли в 1930-х годах в станице был врач, который мог бы помочь мальчику. Вероятно, поэтому ребенка отдали в детский дом, рассуждает Аза. К тому же в 1939, когда Жоре было 11 лет, в семье случилось несчастье — умерла мама. Но сказать точно, попал Жора в детдом до ее смерти или после сложно. 

В интервью Аза говорит, что в этой истории осталось немало вопросов, которые не дают семье покоя. 

— Хотелось бы узнать, да уже умерли те, кто мог рассказать, навещали ли родители Жору? Путь от Гиагинской до Ейска далекий, а работы тогда у людей было от зари до заката в полях. Только представьте, как этому мальчику было жить без родителей и не видя брата, — говорит Аза Аванесова. 

da_kogda_im_budet_pokoj_rodstvennica_ubitogo_fashistami_rebenka_v_ejske_rasskazala_ob_ehksgumacii_tel_detej_01
«Свеча памяти» в Ейске 10 октября 2020 год,
фото: @eiskiimuzeiim.v.v.samsonova

В интернате куда попал Жора было много детей с инвалидностью, но, невзирая на это, фашисты убили их. 

— При интернате было подсобное хозяйство. Воспитанники, которые могли помогать сотрудникам детдома по хозяйству в тот роковой день, видимо, отправились работать, и это их спасло. Но наш Жора вообще не мог ходить. Он был беззащитным ребенком. Фашисты убили Жору. Ему тогда было 14 лет — это сознательный возраст и он понимал все, что происходило вокруг и осознавал, что сейчас их всех будут казнить, — с дрожью в голосе говорит Аза. 

Во время войны ни отец семейства, который ушел на фронт в 1941 году, ни старший брат Жоры, который тоже отправился на передовую в 1942 не могли знать о смерти мальчика. Только в 1950 году старший брат, отец Азы, дойдя с советскими солдатами до Китая, смог вернуться домой.

Аза вспоминает, что примерно в конце 1960-х, когда она была маленькой, по телевизору шла передача, в которой должны были огласить некий важный список. Отец выгнал ее на улицу, чтобы самому внимательно смотреть эфир. Играя прямо у открытого окна она услышала, как телеведущий назвал имя Аванесов Жора. В этот момент папа зарыдал в голос. Спустя короткое время отец отправился в Ейск, и больше туда не ездил. 

Потерпевшие в деле о геноциде 

da_kogda_im_budet_pokoj_rodstvennica_ubitogo_fashistami_rebenka_v_ejske_rasskazala_ob_ehksgumacii_tel_detej_03
Аза и ее брат Георгий Аванесов с замдиректора ейского историко-краеведческого музея Мариной Сидоренко Фото: личный архив

Как рассказала Аза Аванесова «Южным делам», получать статус потерпевших в деле о геноциде она не видит смысла. Она считает, что наказывать уже, наверное, некого — каратели давно поумирали. К тому же, для этого потребуется эксгумация тел. 

— Вы только представьте сколько там останков детей? Их всех нужно сверить на совпадение ДНК. Ко всему прочему, в этой могиле не все ребята из ейского интерната, не факт что в ней будет наш Жора. Есть и другая могила с детками, которых тоже получается придется поднимать? Да когда им будет покой? Их же уже несколько раз перезахоранивали. А представьте, если таких как мы будет еще десяток человек, сколько раз нужно будет эксгумацию проводить? — рассказывает Аза. 

Семья и без лабораторных исследований знает, что среди погибших воспитанников ейского детдома есть их родственник. Но на эксгумацию она даст добро, если это будет необходимо для следователей в рамках дела по геноциду. 

В этом году 10 октября они всей семьей вместе отправились в Ейск, чтобы посетить мемориал и почтить память детей — жертв геноцида. 

da_kogda_im_budet_pokoj_rodstvennica_ubitogo_fashistami_rebenka_v_ejske_rasskazala_ob_ehksgumacii_tel_detej_02
фото: @eiskiimuzeiim.v.v.samsonova

Там Аза встретились с замдиректора ейского историко-краеведческого музея Мариной Сидоренко, которая рассказала, что многие архивы были уничтожены. Георгий Аванесов значится в списках ейского детдома, но этого недостаточно для подтверждения статуса потерпевших по делу о геноциде родственника. Для этого придется отправиться в станицу Гиагинскую, поднять там архивы, подтвердить, что отец Азы имел брата Георгия, который был отправлен в ейский детдом. Но еще будет сложнее восстановить цепочку, если мальчику пришлось перемещаться из одного интерната в другой, пока он не попал в Ейск. В таком случае, вероятности на сохранение его в архивах практически нет. 

Аза говорит, что история брата ее отца не дает ей покоя. К сожалению, время летит быстро, и теперь когда из жизни ушел дедушка и отец, расспросить подробности не у кого. 

— Все эти вопросы о судьбе и истории моей семьи пришли с годами. Когда дед был живой, я была еще девчушкой и мне тогда в голову не приходили такие вопросы. Сейчас я бы его обязательно расспросила, почему он сына Жору отдал в детдом? — сокрушается Аза Аванесова. 

Женщина говорит, что в их семье всегда помнят эту трагическую историю. В честь своего погибшего брата Жоры отец женщины назвал сына, который приходится братом Азы. Сейчас женщина передает свои знания о судьбе родственников своим детям и двум внукам. В следующем году Аза планирует взять внуков в Ейск и отвести к мемориалу, чтобы они помянули своего родственника и других деток. Но Аза Аванесова хотела бы знать место первого захоронения детей. В 2020 года в Ейске были запланированы поиски первого места захоронения убитых при геноциде, но до сих пор дела никак не сдвинулись. Известно, что в 1943 году детей эксгумировали и перезахоронили на городском кладбище, но согласно архивам было захоронено только 50 гробов. Поиски первоначального места захоронения жертв геноцида не проводились, и есть вероятность, что некоторые остались так и не перезахоронены.

Смерть 214 детей в страхе и мучениях, без шансов выжить 

Как сообщили ранее «Южные дела» в октябре 2019 года ФСБ рассекретила материалы дела о массовой казни в 1942 году над детьми из ейского интерната. 214 воспитанников детдома были убиты нацистами. Спустя 77 лет стали известны подробности жестоких событий.

В документах говорится, что 9 октября 1942 года в шесть часов вечера детей стали грузить в крытые грузовики. Тех, кто пытался бежать или сопротивляться, силой затаскивали в машины, тех кто не мог ходить — забрасывали в фургоны. В первый вечер каратели забрали не всех детей. В акте указано, что на следующее утро фашисты вернулись.

В течение года после казни над детьми, были обнаружены их тела. Сначала предполагалась, что жертвы фашистов были закопаны живьем. Затем на основании показаний свидетелей было предположено, что причиной смерти стал ядовитый газ. Ребят погружали в душегубки, и выгружали уже мертвыми.

Нацисты устроили расправу над детьми разной национальности, среди них были не только русские, украинцы, армяне, грузины, чехи, татары и евреи, но и два немца.

30 октября 2019 года было возбуждено уголовное дело по статье «Геноцид». Следственный комитет России начал расследование. По версии следствия, карательная операция дело рук членов Зондеркоманды СС-10 «а». Часть военнослужащих ранее уже успели понести наказание за совершение других преступлений. Однако это не коснулось начальника гестапо города Ейска обер-лейтенанта Бедедекера, коменданта города Кандлера и врача гестапо Штрауха, а также других неустановленных лиц. Среди причастных к геноциду оказался Гельмут Оберленд, который все это время скрывал от властей совершение преступления. СКР запросил помощь у Канады в расследовании дела. Уже через 4 дня после этого власти Канады депортировали Оберленда

Расследование уголовного дело продолжается. 

Ранее «Южные дела» писали, что в Крыму увековечили память детей, убитых фашистами в ейском детдоме. Во время Великой Отечественной войны 300 воспитанников симферопольских детдомов эвакуировали в Ейск подальше от угрозы. Но спасти детей от фашистов не удалось.

Автор
Ксения Соседко